Сверхновая вещественность или оммаж Рестани

На данный момент на московской художественной сцене сложилась ситуация, в которой бесконечные дискуссии о концептуальной насыщенности и формализме, политической реакции и социальной обусловленности, визуальности и структурности, образности и репрезентации, мимикрии и выработке индивидуальных художественных стратегий отходят на второй план, давая тем самым понять, что общее художественно-информационное поле находится в стадии броуновского движения, бесконечного хаотического калейдоскопа, который упорядочивается исключительно институционально. Общий художественный вектор постепенно подходит к модернистской парадигме XX века, заставляя все чаще задумываться над теориями «Нового модернизма». Особенно четко это прослеживается в творчестве молодых художников, отдающих предпочтение новой образности, отбрасывая всевозможные попытки игры с репрезентацией. На западной художественной сцене этот процесс происходит, как и следует ожидать, значительно быстрее, и общий модернистский контекст постепенно распространяется на все художественное поле. Молодые художники Москвы, Санкт Петербурга и регионов становятся особенно восприимчивыми к данной тенденции, не говоря уже о передовых художниках российской пост-диаспоры.

    далее